С. Милосердов  -  Из сборника "Белые колокола"

ОБЖИНКИ

      Притамбовье мое, Притамбовье — русокосость и чернобровье, — ты привиделось мне крестьянкой с золотым снопом на полянке, с золотым снопом, хлебом-солью приглашаешь людей к застолью.
     Мед и яблоки, на разрез арбуз пироги, грибы выбирай на вкус!
     — Хорошо, — говорю, богато! Что за праздник? Какая дата?
      Повелела хозяйка-крестьянка — танцплощадкою стала полянка. И зовут, ведут все тропинки на последний сноп — на обжинки.

ТАМБОВСКИЙ ГОВОРОК

     Как из короба горох, рассыпался говорок на дороженьку, на луг и «матане» — под каблук:
     — Надоедливый долдон, ты сними с плеча ладонь, не люблю тебя, долдона, провожать не смей до дома.
    Рассыпался говорок да на семьдесят дорог, замирал, а то — раскован, словно воробьиный гомон у колодца, у плетня... Помню: дед ковал коня, и ласкал конягу дед: — Нехалюза, оглоед! Помню бабкин говорок: — Ты чаво? Надысь. Мяшок.
     Осень долы осенила. Сладко пахла осенина., В Сяве-речке - селява. Все кому-то трын-трава... — Коль ты мне изменишь, Вань, брошусь, Ваня, в колдыбань. — Не пужай меня, Маруся: ты утопнешь — я женюся!..
     Мой тамбовский говорок — то он нежен, то он строг, то узорчато-лукав, словно вышитый рукав. Слово к слову — не из книжек, - словно бусы, бабка нижет, у такого говорка нить шелковая тонка...
     ...Бабки нет.., И говорок, как вода, ушел в песок. Ни колодца. Ни плетня. Дед не подкует коня и не скажет больше дед: — Нехалюза, оглоед!
     Словно астмою задушен, на ветрах страны простужен говорок — моя судьба: опустевшая изба, что-то ветер в дымоходе обо мне бормочет вроде...

КОСМОНАВТУ Л. С. ДЕМИНУ

     Когда в пустыне ледяной летел под Вами шар земной, как в этот миг Вам не хватало ромашки белой, краснотала!
     Как в этот миг душе нужна полей родимых тишина! В пустыне ледяной с любовью припомнилось Вам Притамбовье деревни, пашни, и луга, и Цны-голубки берега, и ощущение полета в бору где сосен, позолота, где из зеленой хвойной мглы так рвутся в небеса стволы... Вы жажду испытали эту, в скафандре стоя у ракеты.
     Когда ума и наших рук созданья пробороздили космос корабли, мы ощутили холод мирозданья и материнское тепло Земли.
     Огромный белый свет сошелся клином на том лужке, где речка, мост, где под окошком ягоды калины горят и светят угольками звезд.

 

Рейтинг@Mail.ru

     Сopyright © Oleg